Среда, 22.11.2017, 21:10
Вопрос-ответ | Новости | Напишите мне
Текущие психологические этюды » 2012 » Сентябрь » 14 » Аполонническое и дионисийское в человеке
15:41
Аполонническое и дионисийское в человеке

Проблема противоречий, внутренних оппозиций и несогласия с самим собой, так же как и раздражающая притягательность Другого по структуре партнера — есть извечная тема психологического анализа и терапии.

Мы бесконечно сталкиваемся с тем, как жизнь «преподносит» нам условно «теневые» для нашего эго фигуры в жизни в качестве друзей и особенно, любимых. Сознание, сталкиваясь с вопиющим расхождением в способах жить, в убеждениях, эмоциональных реакциях протестует и составляет бесконечный критический «черный список» черт партнера, призванный дискредитировать его в наших глазах и отодвинуться. Но нечто неуловимое, часто глубоко неосознаваемое опять и опять нас влечет в эту же сторону, заставлять ждать, звонить, фиксирует мысли вокруг «неподходящего объекта», порождает туманные надежды и предвкушения возможного счастья. 

Мысль говорит — «нет!», чувство или что — то еще более глубинное, инстинктивное говорит «да!». Мы «носимся» по полярностям собственной психики от ледяного Крайнего Севера к жарким Тропикам, мы одной рукой отталкиваем Другого, а другой — изворотливо притягиваем, не замечая движения какой — то одной из этих рук...

Огромная часть жизнь, так же как и аналитической и терапевтической работы посвящена движению по осознаванию, принятию и интеграции собственных теневых аспектов, включению их в собственный образ и в список внутренних прав. Но как же нелегко это дается...

Думается, что укрупнение любых полярных черт, склонностей, эмоциональной специфики может быть помогающим в этом процессе.

Одну из основных пар противоположностей Юнг вслед за Ницше обозначает как аполлонически — дионисийскую, называя их влечениями. Ницше считает вызванные ими своебразные психические состояния измененными состояниями сознания: аполлоническое уподобливает сновидческому, как некое внутреннее видение, а дионисийское — опьянению. «Аполлон — бог всех сил, творящих образами; он есть мера, число, ограничение и господство надо всем диким и неукрощенным. Дионис, напротив, означает освобождение беспредельного влечения, взрыв необузданной динамики животной и божественной природы». Если аполлоническое начало несет с собой принцип Индивидуации эго, то дионисизм — это расторжение замкнутого эго мира, человек соединяется с человеком и сама отчужденная, враждебная и порабощенная природа снова празднует праздник примирения со своим блудным сыном — человеком». Юнг интерпретирует эту мысль еще четче: «в дионисийском состоянии человека захватывало его собственное варварское существо, он лишался своей индивидуальности, распадался на свои составные коллективные части и впадал в единство с коллективным бессознательным. Для человека, достигшего аполлонического самообуздания такое состояние должно быть чем — то презренным. Вследствие этого с самого начала неизбежно должна была разражаться жестокая борьба между обоими влечениями».

В своей статье Юнг движется дальше, в поиске связи дионисийской или аполлонической установки с ведущей психической функцией человека и с доминированием интроверсии — экстраверсии. 

Дионисийскую экспансию — как поток мощного чувства — ощущения, стремящийся неукротимо прорваться наружу (экстраверсия), а аполлонизм, напротив как восприятие внутренних образов красоты, меры и чувств, покорившихся законам пропорций (интроверсия), регулируемых скорее мыслительно-интуитивной функцией.

Но то, что представлялось бы очень важным — это размышления о факторов, позволяющих соединить или хотя бы сблизить противоположные установки и влечения — как снаружи, межу людьми, так и внутри психического.

На сей счет Юнг вслед за Ницше пишет о том, что «противоположности примиряются чудодейственным метафизическим актом воли» или, если заменить слово «метафизический» на психологический термин, то «бессознательный чудодейственный акт». Чудо, пишет Юнг, иррационально, следовательно этот акт есть бессознательное, иррациональное свершение, создание из себя самого, без содействия разума и целесообразного намерения; оно как бы вытекает, обнаруживается как явление роста творящей природы, а не человеческого мудрствования, оно есть порождение страстного чаяния, веры и надежды». 

Как я понимаю, идет речь о действии Самости, которому Эго не мешает своими страхами, контролем, амбициями и руководством...

Тогда вопрос терапевтический об интеграции клиентом теневой установки становится вопросом о высвобождении Самости, передаче ей внутреннего лидерства жизненным процессом. 

Другой вариант сближения оппозиций, как следует из рассуждений Юнга, возможен через поиск некоего третьего фактора, способного объединить крайности. Так в частности, интуитивный и сенситивный тип могут увидеться оба, как эстетические типы. Они оба «не дифференцируют восприятия и созерцания внутренних образов до конкретной мысли или чувства. Вместо этого именно само восприятие оба типа возводят до состояния дифференцированной функции, с той лишь разницей, что интуит обращен к восприятию тонких сигналов изнутри, а сенситив нуждается во внешних стимулах».

Но возвращаясь к более крупному обобщению — Аполлонической и диониисийской установок, давайте обратимся к имеющейся реальности. Мы имеем дело, наверное, с преобладанием дионисийской установки у большого количества молодых людей в теперешнюю эпоху нарциссизма и гедонизма. Очень важным регулятором их выборов, поведения, решений становится простое «хочу или не хочу». Они не только легко его слышат внутри, но и следуют ему в большинстве случаев. Ценности — максимальное количество чувственных, ощущательных впечатлений за единицу прожитого дня; внутренний императив — «соединяться с потоком, следовать своей энергии и импульсу, наполняться радостью, жить в удовольствие, легко». Ненавистные (теневые) установки — должен, ответственен, вовремя, планирование, трудности, воля, усилия. В силу своей неспешности и расслабленности — восприятие многоракурсное, детализированное. Каждое действие призвано извлекать по максимуму — есть — так избирательно, внимательно отбирая нотки вкуса, запахов и их сочетаний (для них — бесчисленные передачи про тонкости кулинарии), путешествовать — так замечать и запечатлевать заход солнца, тени на деревьях, улавливать краски, ароматы, общаться — так до упоения, без границ, наслаждаясь взглядами, кожей, в стремлении дождаться оргазма совместности, чувственного и телесного слияния. С позиции аполлонической личности — «дионисиец» часто видится как бездельник, эгоист, ленивый, завидно и беспричинно расслабленный и довольный, возмутительно забывчивый и безответственный. 

«Аполлоническое» эго, напротив, люди, на которых всегда можно положиться и рассчитывать. Серьезны, целеустремленны, стремятся максимально контролировать и себя и других, мобилизованы на подвиги и достижения, ценят и считают время, деньги, выгоды. Как правило торопятся, многого не замечают на бегу, часто успевают добежать до заметных должностей и статусов, тревожны. Теневые стороны — трудность расслабиться — заснуть, отдаться другому или воле обстоятельств, просто и незатейливо отдохнуть, быть в курсе своих собственных чувств и желаний организма. Кредо — правила, приличия, ответственность, порядок, свобода. Дионисийские импульсы берут вое очень часто исподволь в виде зависимостей — эмоциональных, пищевых и других, а также в соматических недугах, заставляющих вспомнить про свое тело.

Итак, 2 эго — полярности, нескончаемые битвы родителей — детей, брачных партнеров, реже — друзей....


Категория: Текущие психологические этюды | Просмотров: 998 | Добавил: glumdalklich | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 1
1  
Приветствую. Сделала для себя открытие: я уже 7 лет пользуюсь браузером опера, но только вчера узнала о том, что для нее можно установить аддоны!!!!У меня естьhttp://www.opera-all.com/ - _отличная идея, а именно: начнем делится ими!

P.S. Я запостила в раздел this - туда? Если нет, переместите!

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz